Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

жэжэ

Вот тут, вводя пароль, я вспомнила, что жж завела на слабо. Он сказал, да ты не сможешь. А я сказала, чего это я не смогу?! Был это 2006 год, и я была в него влюблена. И пароль так и остался – от той влюбленности, его улица и номер дома. Влюбленности нет, а пароль есть. А, может, он уже давно переехал. Его там и нет, а пароль есть. Мой пароль - прозрачный лёд, под которым раньше в тёмно-зелёной мути проплывали и играли хвостами большелобые рыбы с задумчивым выражением лица. Лёд остался, а рыб нет. И что там теперь? Слепая белесая пустота, как из окошка самолёта, когда он влетает в облака. А ещё гравитация Интерстеллара Нолана, безразличная и безусловная красота Соррентино, всепожерающая любовь Иньярриту, смертельный юмор Роя Андерсена, благородное естество Висконти, переводческая суть Arrivala, ну и апельсин.

И когда я начитаю думать, как мне хочется самовыразиться в инстаграмме, то ловлю себя на жэжэшных, абсолютно неинстаграммных формулировках. Ведь мне хочется рассказать, мне хочется поведать, мне хочется погрузиться. Для моих формулировок, моего текста, сплетению моих мыслей нужно месте, пусть не прустовское, но, как минимум, жжэшное. (А Пруст был бы великим жэжэшником!). А в инсте… Она и есть инста – фрагментарные записочки для фрагментарного сознания и бесячие лайки лайков, как пытаться впихнуть слона в картонную коробку.

И когда мне недавно захотелось подвести итоги года, я поняла, что в дохлую картонку инстаграмма они не поместятся. Так что жди, жэжэ, я пишу.

(no subject)

В «Черном обелиске» у Ремарка была такая трепетная лунная сумасшедшая Изабелла, которую на самом деле звали Женевьева. Она была богата, жила в доме умалишенных, ее лечили врач и священник, а главный герой был в нее влюблён. В разговорах с героем Изабелла постоянно выдавала откровения – помесь детского «почему небо синее» и подростково-романтичного «ночью нужно открыть окно и подставить под лунный свет стакан с водой», тогда луну можно пить.

Одно такое откровение касалось зеркал. Что делают зеркала, когда они одни? Спят. Им снятся сны, и в них хранится наша оборотная сторона, которая остается внутри зеркал, когда мы, посмотревшись в них, уходим. И во всех зеркалах, в которые мы когда-либо смотрелись, остается часть нас, наши части разбросаны во всех этих зеркалах. Растерзали ли нас зеркала или добавляют к нам каждый раз что-то новое, делают этот добавок зримым и отражают кусок пространства, а в нем – озаренный кусок нас самих?

Крадут ли люди, которых мы любили, часть нас? Погибает ли она вместе с любовью, остаётся навсегда запертой в том бывшем, любимом человеке, мечется там, запертая как в темнице, обреченная на вечные муки? Или человек, которого мы любили, навсегда нас обогащает, сам хранится и живёт в нас? Делает любовь тот наш кусок зримым, «отражает кусок пространства», кусок прошлого, «а в нем – озаренный кусок нас самих»?

Мы точно остаёмся в каждом, кого любили, даже если он об этом не знает, навсегда. Мы-то знаем. Теоретически любимый человек мог бы заглянуть в тихую минутку в себя самого, в самую глубь, в себя прошлого, и пообщаться, поболтать или даже тихо пообниматься с тем кусом меня, который остался в нём и продолжает любить, продолжает в жить в нём и любить. И любимый человек остаётся в нас, неважно, была ли это долгая любовь или крышесносящая недолгая, но сильная, как ураган, влюбленность. И я люблю тот кусок любимого человека, который живёт во мне. Я знаю, где он, какой он, я могу уткнуться ему лбом в шею или в грудь, мы можем посмотреть друг на друга и поулыбаться друг другу глазами, вспоминая любовь и любя дальше, всегда, даже если всё уже давно и навсегда прошло.


Download Cro Ein Teil for free from pleer.com

Печорин

А я вот тут "Героя нашего времени" читаю, главу "Княжна Мери". У Печорина тут любовница была, не Мера, а другая, Вера. Так он к ней одним чудесным вечером пришел в десятом часу, а ушел "около двух часов пополуночи, причем не через дверь, а "связав две шали, спустился с верхнего балкона на нижний, придерживаясь за колонну".

Вот я это когда классе в девятом-десятом читала, интересно, о чем я думала? Да и все мы о чем думали? Мы все по возрасту маленькие были, младше параллельного класса, потому что мы были «экспериментальными». Представления о сексе не было никакого, точнее было, но довольно абстрактное. Точно не было представлений о страстных, физического свойства, влечениях. Вот что я тогда предполагала на этом месте романа, что он у нее чай с пряниками пил или кофий с сушками?

Жалко, что больше не узнать.
А вы, сверстники, тогда о чем думали?